Среда, 12.12.2018, 08:18

Приветствую Вас Гость | RSS
На холмах Грузии
 Литературный альманах

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
СЛОВО РЕДАКТОРА [1]
СОДЕРЖАНИЕ №9 [1]
ПОЭЗИЯ [5]
ПЕРЕВОДЫ [2]
ПРОЗА [12]
ДРАМАТУРГИЯ [4]
МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » АЛЬМАНАХ №9 » ПРОЗА

ОЛЬГА ДАНЕЛИЯ-РУМЯНЦЕВА
Ольга Данелия-Румянцева родилась в г.Рустави, в семье одного из первых металлургов города. Отец нашел свою вторую половину Клавдию Румянцеву на Украине на Никопольском трубном заводе, куда юношей был отправлен на работу.
Ольга в своем родном городе окончила школу и получила специальность бухгалтера.
Печаталась в городской газете Рустави, в журналах «Орбети», «Я-автор», «Серпантин» и других изданиях.




ВСПОМНИШЬ ОБО МНЕ

Всё началось тогда, когда мы, занимавшие почти одну шестую часть обитаемой суши, лидировали почти во всех сферах науки и техники. Мы, пятнадцать союзных республик, дружно шли к коммунизму.
Вот он, молодой ученый в области точных наук, стоит на остановке и ждёт своего коллегу, который должен подъехать с минуты на минуту. Она выросла словно из-под земли. Пожилая, сухощавая, повязанная платком назад так, что хорошо видна была её жилистая шея.
- Я должна сказать тебе что-то, - спокойно сказала она молодому человеку, держа в руке дымящуюся папиросу, заправленную в мундштук. - Вижу, сжигаешь себя, и все греются в твоих лучах, но когда тебе понадобится помощь, все забудут дела твои, ты останешься один.
- Ты что, цыганка, охмуряешь парня? - произнёс проходивший мимо мужчина.
- Я не цыганка, я - сербиянка. А ты идёшь своей дорогой и иди, я не с тобой разговариваю. Ты потому такой злой, что работаешь, работаешь, а денег не видишь, они текут не в твои руки.
Прохожий неожиданно опешил, потом махнул рукой и пошёл дальше, бормоча себе под нос.
- Я должна сказать тебе что-то, - продолжила гадалка, обращаясь к молодому человеку, -
сами ноги привели меня к тебе.
Молодой человек удивлённо посмотрел на неё.
- Не бойся, я не аферистка. Моя мать училась этому в Египте, её отобрали из множества девочек. Её дар перешёл ко мне, а она обучила меня. Вот, видишь этот знак, это оттуда, из Египта, этот знак носила моя мать.
Она достала висевший на шее прикреплённый к тесёмке знак, и потом аккуратно спрятала его на груди под своей одеждой.
Молодой человек снисходительно улыбнулся, что явно не понравилось ей, и она резко сказала ему:
- Хочешь, я скажу тебе без карт, что произошло в твоей жизни в течение последней недели до этого момента?
- Скажи, - серьёзно ответил молодой человек.
Она пронзила его своим взглядом и поведала всё до мелочей про прожитые им эти семь дней и даже сказала, как в воду смотрела, кое-что о его родителях.
- Невероятно, - подумал молодой человек, но не подал виду, что удивлен.
- Я должна сказать тебе что-то, и потому сами силы небесные привели меня сюда. Тут подъехала черная “Волга”. Хозяин машины, сидевший за рулём, позвал друга, и молодой человек резко направился к машине, открыл дверцу и утонул в “черной дыре”.
- Ты вспомнишь обо мне! - только успела крикнуть ясновидящая.
Солидная легковушка уже плавно ехала по дороге.
***
С того дня прошло лет двадцать.
Роман Владимирович лежал дома на диване и курил сигарету за сигаретой. Он был уверен, что его проект будет утвержден, но тот оказался за бортом.
- Будут греться в твоих лучах! - в густой дымной завесе появился образ давней незнакомки. - Вспомнил обо мне, сейчас прошу исполнить одну просьбу. Зажги свечу, моя душа улетает, туда.
Роман Владимирович за своими мыслями и не заметил, что уже наступила ночь. Все мысли перемешались, он достал из шкафа белую восковую свечу и зажёг её. Отразившись в окне, в зеркале, в стёклах, пламя свечи трепетало. Ночь выдалась необычайно звёздной, он не мог уснуть.
Судьба посмеялась над ним, или проверяет на верность своему делу? Он вспомнил, как будучи ещё школяром вдруг явно ощутил, что держит в руке какой-то миниатюрный аппарат, и на глазах у детворы стал что-то говорить в ладошку, нажимать невидимые кнопочки и фотографировать ребят, которые потом долго смеялись над ним. Да, он ясно видел в своей руке мобильник. На минуту ему открылось будущее.
- Кто-то невидимый играет со мной! - подумал школяр Рома. Много позже, когда он откроет Книгу книг, то прочтёт там: Бывает нечто, о чем говорят: “Смотри, вот это новое”, но это было уже в веках, бывших прежде нас.
И что это баламутили людей переводами стрелок то на летнее, то на зимнее время? Время всегда устанавливает свои правила игры.
Шестым чувством, что ли, он осознавал, что это уже было когда-то: и эта странная незнакомка, и свеча, и эта звёздная ночь. Но когда?
Он тщетно старался вспомнить, но сон одолел его.
Вот он видит себя пятилетним малышом. В доме лежит бабушка с приступом гипертонии. Он увидел её маленькие красивые “конфетки” и, втихаря, пока домашние были заняты туалетом и завтраком, наглотался их. Конечно, его жизнь висела на волоске. Прямо из детсада ребенка увезли в реанимацию. Маме сообщили об этом только когда миновал кризис. Когда она примчалась в больницу, там уже были все родные, а горячо любивший тебя дедушка негодовал, метал громы и молнии: “У семи нянек сразу - ребёнок без глазу!”
Тогда земное время для тебя прекратилось и началось совсем другое, в котором были разноцветные огни, звёзды и люди, которые могли делать всё и считали это для себя естественным, обычным делом. Одни люди уходили куда-то, другие приходили и опять уходили и приходили... и ты пришёл туда к “своим”, там была и эта женщина. Но ты вернулся обратно, на землю, потому что тебе надо выполнить свой долг. И снова включилось для тебя земное время.
Утром тишину нарушил телефонный звонок:
- Роман Владимирович, мы обсудили ваш проект и просим зайти в наш институт для урегулирования некоторых формальностей.
Роман Владимирович посмотрел на часы, они остановились, все часы в доме остановились, настенные - тоже.
В эту ночь на двадцать первое марта две тысячи третьего года, когда закончилась эра Рыб,сменившая собой эру Овна, земля вошла в эру Водолея, которая будет продолжаться как и предыдущие - две тысячи двести лет. Чем она должна ознаменовать себя, эра Водолея? Эра Рыб - это эра Христа, на эру Овна пришёлся расцвет Древнего Египта, Вавилона, Греции, Рима. Время, невидимое четвертое измерение, решило играть с ним в свою игру по-настоящему, подумал Роман Владимирович:
В руках моих вожжи коня-летуна,
в левой - былое, а в правой - грядущее,
но жизнь и дорога, и цель в ней - одна!
- Здесь и сейчас, завладей мной, я - сущее!
Собираясь на деловую встречу, один из своих галстуков, он накинул на миниатюрные настенные часы. “Петля времени”, я принимаю твой вызов!


ПТИЦА СЧАСТЬЯ

Ужин приготовлен. Знаю, как обычно, придёшь не вовремя: или слишком рано, или поздно, к этому, оказывается, тоже можно привыкнуть. Но, сегодня у нас праздничный ужин, годовщина, как мы вместе. Стрелки часов дали понять, что ты опять задерживаешься.
В ожидании я села за накрытый стол и уставилась в телевизор. Одна передача сменяет другую... я упрямо жду. “Птица счастья завтрашнего дня, прилетела, крыльями звеня, выбери меня, выбери меня, птица счастья завтрашнего дня...” - звучало из телевизора.
- “Птица счастья” залетела ко мне, - подумала я. Не теряя времени, протягиваю руку к бутылке марочного красного вина, с трудом распечатываю её и разливаю по бокалам алую жидкость.
- Дзинь! - зазвенели, чокаясь, наши бокалы.
- За тебя, Птицу счастья, - произнесла я и опустошила содержимое.
- Выпей и меня, выпей и меня, - попросила меня мифическая птица.
Я осторожно взяла другой бокал и, совершая священный ритуал, медленными глотками обескровила его.
- Птица счастья, я принесла тебя в жертву, - выполнив её просьбу, спокойно произнесла я.
- Я пригласить хочу на танец вас и только вас, - прозвучало мне в ответ, и непонятная сила повела меня в вальсе, затем эта сила закружила меня, затем движения стали непроизвольными, затем дикими.
- Как хорошо, что меня никто не видит, - думалось мне. Но я не могу остановиться. Словно стихия Акаши ворвалась в меня. Стихия Акта Творения Вселенной и пронизывающая её, пятая стихия Акаши двигает всем моим телом. Наконец, я изнемогаю и обессиленная падаю на пол, точнее, на палас с причудливым орнаментом. Всё равно не хочу выглядеть поверженной. “Я мыслю, значит, я существую” – говорит мой отрешенный взгляд неизвестно кому. Но тут по моим ресницам провела крыльями “птица счастья”, плавно взмахнула ими, и мы полетели. Вернее, летела, распластав огромные крылья, сама птица, а меня она бережно держала в своей когтистой лапе. Я, словно окруженная непробиваемой броней, чувствовала себя в полной безопасности, с высоты обозревая необъятные просторы.
Вот птица плавно взмахивает крыльями, и словно сменился кадр в телевизоре. Мы путешествуем во времени и в пространстве!
...Древний Египет. Я нахожусь внутри огромного священного храма. На троне, сияя, сидит божество. Пол в храме выложен причудливым орнаментом. Вот появляется тоненькая стройная женщина, одетая, словно водолаз в облегающий костюм из змеиной кожи, и начинает танцевать пред божеством. Своими движениями она отвечает каждому символу, которые запечатлены по большому кругу на полу храма. Я стою (прячусь!) за большой белой колонной, я же в священном храме и присутствую при каком-то ритуале.
Танцовщица извивается то змейкой, то лучиком, танцуя по кругу. Вот последний, заключительный символ. Она подняла вверх свои тоненькие ручки и...как? откуда? у неё прозрачно-белые шелковистые крылышки, в мгновение ока она уже - бабочка и, слившись с солнечным лучиком, выпорхнула из храма. Да, так смогла бы только посвященная!
Слышу, как колотится моё сердце.
Вот птица опять плавно взмахивает крыльями, и пред моим взором река Иордан. Иоанн крестит Спасителя в её священных водах. В отверзшихся небесах показался голубь. А на празднике дня рождения Ирода танцует Саломея пред собранием, гости возлежат за пиршественным столом. В темнице Креститель, и принесена жертва, великая жертва. Гости в ужасе...
Опять плавный взмах крыльев.
Будущий наследник престола Николай II со всей царской семьей присутствует на выпускном спектакле. Танцует Матильда Кшесинская, будущая солистка Императорского балета. А потом, потом... белый голубь, привезенный ею из Парижа в Россию, вылетает в окно, чтобы никогда не вернуться! Принесена великая жертва. Весь мир в ужасе...
Опять плавный взмах крыльев.
Преклонённый златокудрый Есенин, танцует Айседора Дункан, танец с шарфом с любимой золотой птицей. Опять жертва. Снова жертва... Опять плавный взмах крыльев.
Братство “Сармунг” - “Царь-птица”. Учитель магических танцев и ученики. Свастика, мелькает свастика, и неисчислимые жертвы, жертвы... Моё сердце бешенно колотится. Опять плавный взмах крыльев.
Вижу, как на освещенной сцене танцует в белой пачке балерина. Присмотрелась... так это же я! Вот я кружусь, кружусь на одной ножке легко, не прилагая никаких усилий. Я вижу радостные лица зрителей и продолжаю кружиться. Вдруг слышу громкий голос диктора: “Произошла ошибка, по программе не ваш выход, не ваше время, не ваше время”. Я на мгновение растерялась, но вижу, что лица зрителей продолжают светиться счастьем, и я, стоя на одной ножке с воздетыми вверх руками, словно хочу взлететь, застыла навсегда. Моё сердце перестало колотиться.
- Прости, я опять не вовремя, - слышу в прихожей твой голос.__



П Р И Н Ц Е С С А
/посвящается куклам/


Сегодня у племянницы день рождения, ей исполняется пять лет. Я заранее узнала у неё, что ей хотелось бы получить в подарок, и сейчас иду в универмаг “Детский мир”, чтобы купить имениннице куклу. Кукол у неё - не перечесть, и к ним прибавится ещё одна...
В отделе “игрушки” глаза разбегаются, а я невольно вспоминаю “принцессу”, и всегда мои
глаза ищут её среди кукол на стеллажаж и витринах. Наш человеческий мир: от пещерных людей
до космонавтов в скафандрах, застыл в детских игрушках. Я смотрю на творение рук человеческих
и представляю, как всевышний взирает на нас, людей - на своё творение...
Когда мне было столько лет, сколько племяннице, мы с подружками любили играть во дворе. Каждая выносила свою куклу: здесь были и пузатые младенцы, и пупсики с нашу ладошку, и тряпочная, набитая ватой кукла, и деревянные матрёшки. Помню, как мы удивились, когда одна девочка из большой матрёшки достала другую, поменьше, и так последовательно доставала из каждой поменьше и расставляла их, пока не дошла до совсем крошечной.
Я выносила свою куклу. У неё были светлые завитые, как у придворных дам локоны, она пищала и, что самое главное, её голубые глазки с огромными ресницами закрывались, когда её укладывали спать, и открывались, когда её поднимали. В нашем сплоченном кругу подружек, сразу, без словесного и рукопашного боя, эта кукла была признана “принцессой”.
Взрослые не то что бы не обращали на нас внимания, а просто не мешали нашим играм. В тот день мы готовились выступать перед кукольной публикой, расположившейся на лавочке. Вскоре к нам подошёл незнакомый подросток, на его лице растянулась глупая улыбка. Вдруг он с размаху двинул палкой по нашим куклам. Они разлетелись в разные стороны. На какие-то секунды мы от неожиданности замерли, разинув рты. А мальчишка крикнул:
“Мамашки-дурашки! Дурашки-растеряшки!” и убежал со своим боевым оружием. Мамаши-растеряши стали подбирать с земли своих кукол и приводить их в порядок. Я подняла “принцессу”. В одно мгновение закатилось солнце. У “принцессы” вместо глаз с огромными ресницами на лице
зияли две дырки. Было такое чувство, что палкой огрели не куклу, а меня. Одна девочка тщетно старалась своими пальчиками достать из глазниц “ясные очи”, затем она решительно произнесла:
“Принцесса умерла!” Помню, что я не заревела, а дала волю слезам, уткнувшись в подушку, когда все легли спать.
Что говорить о малышках, играющих в куклы, когда в верованиях сибирских кетских народов, описываются алэлы - куклы, вырезанные из целого куска дерева, им обязательно шилась и украшалась бисером одежда. Алэлы, члены каждой кетской семьи, находились в чуме или доме. Их кормили, смазывали рот рыбьим жиром и оленьей кровью. Эти народы считают, что алэлы чувствуют всё, как люди, и если люди не будут заботиться о своих помощницах по дому, то это грозит им вымиранием.
Алэлы - типичные идолы кетов, аборигенов приенисейской тайги, но никто не знает, кто и когда сделал первую куклу, у всех они “давнишние”. Человечество издавна играет в куклы.
Идолопоклонство – религия древней Руси. Приносились жертвы богам и совершались молебны под открытым небом. Горели большие костры в капищах (святилищах), которые имели форму восьмилепесткового цветка. Даже погребальный обряд был связан с культом огня и богасолнца. Умерших сжигали на кострищах. Стрибог, Дажьбог, Хорс, Мокошь, Семаргл (крылатый пёс Переплут) ...и другие каменные идолы были разрушены князем Владимиром, принявшим христианство. Только идолу Перуну с серебряной головой и золотым усом была оказана особая честь - его сбросили в воды Днепра.
И в наш двадцать первый век мы не обходимся без кукол. На Масленицу носим чучело зимы, которое потом сжигается или топится в реке.
А если нашу цивилизацию постигнет судьба предыдущих, как, например, Лемурию, Гиперборею, Атлантиду, то напоминанием о ней будущим эпохам останутся роботы, которые будут работать за счет солнечной энергии и подавать в космос сигналы SOS!



Категория: ПРОЗА | Добавил: Almanax (16.10.2009)
Просмотров: 303 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск

Друзья сайта


Copyright MyCorp © 2018Сайт управляется системой uCoz