Среда, 12.12.2018, 08:20

Приветствую Вас Гость | RSS
На холмах Грузии
 Литературный альманах

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
СЛОВО РЕДАКТОРА [1]
СОДЕРЖАНИЕ №9 [1]
ПОЭЗИЯ [5]
ПЕРЕВОДЫ [2]
ПРОЗА [12]
ДРАМАТУРГИЯ [4]
МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ [2]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » АЛЬМАНАХ №9 » ДРАМАТУРГИЯ

ИНГА ГАРУЧАВА, ПЕТР ХОТЯНОВСКИЙ
КАПИТОЛИЙСКАЯ ВОЛЧИЦА
( ЧАСТЬ 2 )


АКТРИСА - Спасибо за доверие. Если не секрет, какой режиссер будет репетировать с моей грудью роль груди Капитолийской Волчицы? Это не каприз. Моя грудь сыграла на сцене много ролей. У нее есть имя, и, конечно, я могу доверить ее только опытным рукам.
ПОКУПАТЕЛЬ - Руки Марка вас устроят?
АКТРИСА - Какого Марка?…
ПОКУПАТЕЛЬ - На театре есть только один Марк. Марк Станиславович Стуренко.
АКТРИСА - Нет, вы определенно сумасшедший… В этом городе все театры, все актеры, режиссеры, все, вплоть до последнего капельдинера, знают о моих “добрых” отношениях с Марком. Он дрожит, когда слышит мое имя. Кожа волдырями покрывается.
ПОКУПАТЕЛЬ - Марк Станиславович Стуренко - великий режиссер. Он человек творчества, а не мелких интриг. Идею Капитолийской Волчицы понял мгновенно! Не скрою, когда я сказал, что в роли Волчицы вижу вас, пауза была. Потом Марк стукнул рукой по столу и закричал: - Да! Это ее роль! Только с ней я буду делать этот проект.
АКТРИСА - Пожалуйста, не надо кричать. Дайте спокойно подумать: кто из нас троих сошел с ума, - я, вы или Марк.
ПОКУПАТЕЛЬ - Мы все трое сумасшедшие. То, что я задумал, нормальным людям сделать невозможно.
АКТРИСА - Не верю. Не верю. Не верю.
ПОКУПАТЕЛЬ - Поверьте. Поверьте. Поверьте. Стуренко вы знаете лучше меня. Он заболел идеей. История Великого города! Развратные патриции и хитрые плебеи. Строители и поджигатели. А в центре действия вы - Волчица…
АКТРИСА - Стою на четвереньках, и два хорошеньких мальчика, нет, три, сосут мои сиськи. Стуренко не упустит такой мизансцены.
ПОКУПАТЕЛЬ - Ну и что? Вам сисек жалко?
АКТРИСА - Сиськи ни при чем. Поверить не могу, что он согласен ставить спектакль со мной.
ПОКУПАТЕЛЬ - Я сейчас позвоню Марку, он возьмет трубку, и вы ему скажите всего два слова: - Здравствуй, Марк. Все остальное он скажет сам.
АКТРИСА - Марк никогда не берет трубку.
ПОКУПАТЕЛЬ - У меня есть номер мобильника.
АКТРИСА - Он и мобильник не берет. Проверено.
ПОКУПАТЕЛЬ - Я знаю номер мобильника, который он носит в маленьком кармашке у сердца. Что-то вроде президентской вертушки. Если этот мобильник делает «пи-пи-пи», Марк останавливает репетицию. Хотите поспорим? Сейчас репетиция в самом разгаре (достает мобильник). Набрать номер?
АКТРИСА (после паузы) - … Набирайте.
ПОКУПАТЕЛЬ - Вы узнаете его по голосу?
АКТРИСА - Не задавайте глупых вопросов. Набирайте.
Покупатель набирает номер, передает ей мобильник.
АКТРИСА - Здравствуй, Марк… Спасибо, хорошо… Ты читал пьесу… Да, очень необычная идея… Рольинтересная… Да, немного пугает. Думаешь, смогу? Конечно, согласна. Звони (отключает мобильник).
ПОКУПАТЕЛЬ - Что он сказал про пьесу?
АКТРИСА - Ничего. Идея, говорит, гениальная. Для него это главное. Марк может поставить спектакль из воздуха! По роману “Городская телефонная книга”. Зачем ему пьеса, зачем автор! Знаете, почему я ушла из его театра двадцать лет назад? Потому, что я актриса. Я хотела быть актрисой, а ему актеры не нужны. Он может любого болвана посадить на стул на пустой сцене и заставить молчать так, что зал стоя будет аплодировать и кричать - Браво, Марк! Ненавижу. И “Черный квадрат” Малевича тоже ненавижу. А стоит увидеть - плачу как дура. Кто автор пьесы?
ПОКУПАТЕЛЬ - Брат Ромула и Рема. Кроме него никто не знает всех фактов этой запутанной истории. Но и вы, конечно. Как мать. Я имею в виду Волчицу.
АКТРИСА - Предлагаете стать соавтором?
ПОКУПАТЕЛЬ - В пьесе есть место для импровизации. Будем импровизировать.
АКТРИСА - А жанр?
ПОКУПАТЕЛЬ - Трагедия.
АКТРИСА - Марк никогда не ставил трагедий.
ПОКУПАТЕЛЬ - А вы никогда не играли Волчицу. И ни один человек в мире не знает, что у Ромула и Рема есть брат. В нашем проекте все будет в первый раз. Значит, вы согласны?
АКТРИСА - Один последний вопрос. Тебе нравится моя грудь?
Покупатель молчит.
АКТРИСА - Волчица не может отдать последние капли своего молока человеку, которому не нравится ее грудь.
ПОКУПАТЕЛЬ - У волчицы роскошная грудь и молока в ней хватит на всех.
Актриса подсаживается к нему в кресло.
АКТРИСА - Сейчас меня интересуешь только ты. Положи руки мне на лицо. Не бойся. Всего на одну минутку.
Посчитай до шестидесяти (берет его руки, кладет на свое лицо), и минутке конец.
ПОКУПАТЕЛЬ - Один, два, три, четыре, пять…
АКТРИСА - Замечательные руки.
ПОКУПАТЕЛЬ - Шестнадцать, …, восемнадцать…
АКТРИСА - Держишь только лицо, а кажется, что вся я уместилась в них!
ПОКУПАТЕЛЬ - Тридцать восемь… сорок один… сорок три…
АКТРИСА _______- Боже… Я молодею. Как натянулась кожа!…
ПОКУПАТЕЛЬ - Сорок четыре… сорок пять…
АКТРИСА - Не считай так быстро, не жадничай. Минута и так слишком мала. Миг, и вселенский циферблат слизнет ее. Минута сгинет в вечность, и мы в ней сгинем. И ты, и я. Просто у тебя этих минут осталось больше.
ПОКУПАТЕЛЬ - Пятьдесят шесть…пятьдесят семь… пятьдесят восемь…
АКТРИСА - Ой! Он покраснел! Волчица тебя смутила? А, может, ты девственник? Нет? Аа, гей? Ну что за невезение! Все мало-мальски привлекательные мужчины заголубели.
ПОКУПАТЕЛЬ - Я не девственник и не гей!
АКТРИСА – И, конечно, не миллионер. Не любитель антиквариата. Зачем прикидывался? К чему были эти игры с ценами! Хотя играл ты вполне натурально.
ПОКУПАТЕЛЬ - Я не собирался обманывать. Вы приняли меня за покупателя, и я подыграл. Заодно посмотрел, как вы играете этюд на тему распродажи старого барахла. Вы были вполне искренни.
АКТРИСА - Я не играла, я серьезно продавала это барахло. И сейчас продаю. Жаль, конечно, что вы не тот, за кого себя выдавали. Избавиться от всего этого разом была бы большая удача. И все же, молодой человек, все это очень странно. С тех пор, как я поговорила с Марком, запах рыбы от вас усилился.
ПОКУПАТЕЛЬ - Это бывает, когда я нервничаю. Согласитесь, уговорить Марка и вас работать в одном проекте - задача не из легких.
АКТРИСА - И другое странно. Ладно, Марк меня ненавидит. Покрывается аллергическими прыщами от звука моего голоса. Но еще больше он ненавидит рыбу. Знаете, как мы поссорились? Однажды, чтоб досадить ему, я наелась селедки с луком и влезла к нему в постель. Конечно, я была неправа. Но это был единственный способ прекратить надоевший нам обоим роман. Вас, молодой человек, он бы близко к себе не подпустил.
ПОКУПАТЕЛЬ - Это раньше Марк не любил рыбу. А теперь он обожает все рыбное. Пьет пиво с воблой. Ест в театральном буфете бутерброды с икрой и осетриной второй свежести.
АКТРИСА - Какой ужас! У него поменялись вкусы?
ПОКУПАТЕЛЬ - Время, время такое! Сейчас все всё меняют. Вкусы, ориентацию, взгляды на жизнь, на политику! А сколько святых лиц вокруг стало! Сплошной чейнч! Вот и Марк воблу возлюбил.
АКТРИСА - И все же, я вам не верю. Что-то здесь не так. Носом чую. Сознавайтесь, что еще держите за пазухой?
ПОКУПАТЕЛЬ - От вас ничего не скроишь. Да. Есть один маленький секрет… Не уверен, нужен ли он вам.
АКТРИСА - Выкладывайте, не стесняйтесь. Обожаю секреты, особенно чужие.
ПОКУПАТЕЛЬ - Это не чужой секрет. Он как бы наш, общий. Ваш и мой.
АКТРИСА - Как интересно. Молодой человек, вы меня ни с кем не путаете? Секрет между нами?
ПОКУПАТЕЛЬ - Да. Так уж вышло.
АКТРИСА - Я вас первый раз вижу.
ПОКУПАТЕЛЬ - И я вас. Но всегда хотел познакомиться. Если говорить всю правду, Капитолийскую Волчицу я придумал только чтоб познакомиться с вами.
АКТРИСА - Ради знакомства со мной совершались еще не такие безумства. Это и есть ваш секрет.
ПОКУПАТЕЛЬ - Нет. Наш секрет совсем другой. Напрасно я затеял этот разговор. К черту секреты! Без них проще жить. Ну, скажу я вам, начнете переживать, а менять поздно.
АКТРИСА - Не морочьте мне голову. Выкладывайте “наш” секрет, или я покусаю вас не хуже волчицы.
ПОКУПАТЕЛЬ (протягивает руку) - Кусайте (актриса впивается зубами в руку)… Хорошо. Острые зубки меня убедили. Но прежде вы должны ответить на один вопрос. Ответить одним словом: да или нет. Согласны?
АКТРИСА - Допустим. А как я узнаю, что вы говорите правду?
ПОКУПАТЕЛЬ - Поймете. Даже интуиции не понадобится.
АКТРИСА - Черт с вами! Задавайте ваш вопрос.
ПОКУПАТЕЛЬ - Ответить вы должны одним словом: да или нет.
АКТРИСА – Ну, говорите же!
ПОКУПАТЕЛЬ (запускает маятник метронома) - Двадцать шесть лет назад вы сделали аборт. Да или нет?
АКТРИСА (долгая пауза) -… Спасибо за вопрос. Очень интересный вопрос. Мне задавали миллион разных вопросов. Народ хочет знать о своих кумирах все, а про аборты не спрашивали. Я всегда удивлялась, почему никто не интересуется моими абортами. Как этот вопрос пришел вам в голову? Знаю! Пятница, тринадцатое, полнолуние… Марк ест рыбу! Вас волнует вопрос, - где, когда, от кого и сколько я сделала абортов.
ПОКУПАТЕЛЬ - Меня интересует только один аборт. Один определенный день, двадцать шесть лет назад. Да или нет?
АКТРИСА - Пятница, тринадцатое, полнолуние, безумие… Не помню! Как можно помнить все, что было двадцать шесть лет назад.
ПОКУПАТЕЛЬ - Я помню этот день.
АКТРИСА - Вранье! Что вы можете помнить? Сколько вам лет?
ПОКУПАТЕЛЬ - Двадцать пять.
АКТРИСА - Совсем мальчонка запутался. И что же вы помните?
ПОКУПАТЕЛЬ - Помню конец октября, раннее утро, мы вместе вышли на улицу. Падал мокрый снег… В этот день, двадцать шесть лет назад, вы в первый раз одели беличью шубку. Она вам очень шла. Мужчины на улице смотрели вслед, женщины завидовали вашей красоте… Ну, вспомнили, куда в первый раз одели беличью шубку.
АКТРИСА - Хватит!
ПОКУПАТЕЛЬ - Вас уложили в кресло, дали подышать веселящим газом.
АКТРИСА - Да! Да! Это был не первый аборт и не последний.
ПОКУПАТЕЛЬ - Меня интересует только этот.
АКТРИСА - Да. Двадцать шесть лет назад, поганым октябрьским утром я первый раз одела беличью шубку и поехала делать аборт. Ну и что? Выкладывайте ваш секрет.
ПОКУПАТЕЛЬ - Наш секрет. Наш общий секрет… Здравствуй, мама.
АКТРИСА (останавливает метроном) - … Здравствуй, сынок.
ПОКУПАТЕЛЬ - Вот и увиделись… Я так долго мечтал о нашей встрече. Представлял, как это будет. Целые монологи придумывал, как и что сказать… А пришел, увидел тебя, - все забыл, все перепутал. Я не напугал тебя?
АКТРИСА - Есть немножко…
ПОКУПАТЕЛЬ - Прости, прости, ради Бога! Наверно, надо было как-то иначе, а как иначе? Как не скажи - беда. Но ты молодец. Другая бы сразу в обморок. Или ты что-то предчувствовала? Материнская интуиция, сердце - вещун, ничего такого не было?
АКТРИСА - … Ничего не чувствовала. Почему не приходил раньше?
ПОКУПАТЕЛЬ - Боялся. Боялся, не поверишь.
АКТРИСА - Я и сейчас не верю.
ПОКУПАТЕЛЬ - Понимаю. Все слишком фантастично. Внешне мы с тобой совсем не схожи.
АКТРИСА - Хотя, если приглядеться, ты вылитый отец.
ПОКУПАТЕЛЬ - Помнишь папу?
АКТРИСА - Как я могу забыть этого негодяя! Мерзкий волосатый самец!
ПОКУПАТЕЛЬ - Не надо его ругать. Вы были молоды, любили друг друга. Если бы ты ему поверила, у нас могла быть чудесная семья.
АКТРИСА (кричит) - Пошел вон! Вон, пока я не вызвала милицию… Жертва неудачного аборта! Откуда ты взялся, псих!
Актриса пытается выскочить в дверь, покупатель отталкивает ее и с силой усаживает в кресло.
ПОКУПАТЕЛЬ - Аборт был удачным, мама. Меня убили. Ты избавилась от плода, одела беличью шубку и поскакала в свой театр! Ты ведь ради сцены меня убила! Тебе нужен был успех, а ненужный плод путал все планы. Из-за какой-то одной жалкой ролишки убила в себе человеческую жизнь. Сука.
АКТРИСА (кричит) - Помогите! Помогите!…
ПОКУПАТЕЛЬ - Какая помощь тебе нужна? К тебе пришел твой сын. Пришел познакомиться. И я не позволю, чтобы нам кто-нибудь мешал. Первый раз за двадцать пять лет имею я право поговорить с мамочкой - убийцей?!
АКТРИСА - Хорошо. Хорошо. Успокойся. Раз ты здесь, значит, я как бы не совсем тебя убила. Не знаю, как это может быть. Наверно, ты знаешь. Тогда объясни. Ты же сам сказал, что плод я убила.
ПОКУПАТЕЛЬ - Да. Ты убила плоть, а душу, к счастью, люди еще не научились убивать. Душа не в вашей власти. Душа ребенка осталась жить. Ты когда-нибудь слышала о реинкарнации, мама?
АКТРИСА - Это когда душа умерших перемещаются в животных? Религия такая, кажется, у индусов.
ПОКУПАТЕЛЬ - Реинкарнация - это закон космоса. Индусы ни при чем. Меня убили. Пока ты спала в кресле и видела чудесные сны, я в ужасе метался в твоем чреве. Я понимал, еще секунда, и меня не станет. И тут мне повезло. В соседнем с тобой кресле лежала молодая женщина. У нее была другая проблема. Она мечтала о ребенке, но в ее чреве плод был мертвым. И когда мое тело разорвали инструментами на части, моя душа шагнула туда, в чужое мертвое тело. Боже! Сколько мне пришлось трудиться, чтобы оживить его!
АКТРИСА - Прости. Я очень виновата перед тобой.
ПОКУПАТЕЛЬ - Простить? Что простить?… Какого прощения ты ждешь от меня? Сегодня мне исполнилось двадцать пять лет. Двадцать пять лет моя душа живет в чужом теле! Каждое слово, каждое движение мое противоречиво. Душа рвется к одному, а тело не понимает меня. Оно чужое! Оно хочет жить своей жизнью! Ищет своих услад, своих утех! Тело ломает душу. Потому, что оно сильней. Плоть слаба? Какому дураку пришла эта мысль в голову! Плоть насилует даже собственную душу! Думаешь, меня убила твоя душа? Твоя душа кричала, плакала вместе с моей, я слышал. Но что может душа без тела. Меня убила твоя плоть, твои плотские желания, твои мелкие страстишки! Твоя плоть желала славы, успеха! Она предавала, она ломала. Не брезговала торговать собой, когда это было надо. Правда, всегда называла это любовью! А я в это время мучился. Двадцать пять лет!… Какая ты Капитолийская Волчица?… Волчица вскормила строителей Рима. Кого вскормила ты? Наседку для австралийских страусов?!.. Принстонского профессора?.. А куда ты девала рожденного тобой сына?
АКТРИСА - Чего ты от меня хочешь?
ПОКУПАТЕЛЬ - Я думал, через двадцать пять лет ты захочешь чего-нибудь от меня.
АКТРИСА - У меня не было времени подумать. Ты пришел слишком неожиданно. Сначала прикинулся скупщиком антиквариата. Потом продюсером. А я, идиотка, поверила. В какую-то минуту мне показалось, что история с Марком и Капитолийской Волчицей - это правда. Увидела лицо персонажа, грим, жесты.
ПОКУПАТЕЛЬ - Этой правды хотела твоя плоть.
АКТРИСА - Ну и что? Плоть имеет право на свою жизнь. У них с душой разные функции, и в разных людях они проявляют себя по-разному. У кого-то больше одного, у кого-то другого. Смысл мира в многообразии. Если ты пришел судить мою плоть, то ошибся. Я не стыжусь ее. Может быть, ее немножко больше, чем души, но душа во мне жива. Если ты хоть что-нибудь в этом смыслишь, загляни в нее. И ты увидишь, что она прекрасна. Ей не в чем себя винить. Она сопротивлялась, как могла, но плоть чаще оказывается сильнее. И только когда этот крошка Цахес, непризнанный гений, решил унизить меня, душа сказала - стоп! Пора подумать и обо мне. И тогда я послала к черту Цахеса, театр, объявила о распродаже вещей. Душа моя ликовала. Она кричала: браво! Наконец ты заживешь жизнью, в которой душа и тело будут одинаково счастливы. Ты спрашивал, куда делся мой сын? (Достает из ящика пачку открыток, читает). Плавает по морям! Счастливого рождества из Марселя… Счастливого рождества из Гонолулу, из Кейптауна… Раз в год по открытке. Он удрал от меня. Удрал к своему отцу, моему первому мужу. Удрал потому, что однажды днем, на даче, он неожиданно вошел в комнату, где я трахалась с соседом. В тот день моя плоть была в ударе! А сын… Не знаю, сколько времени он простоял, глядя на нас, но когда я увидела его, он не отвел глаз. Он смотрел на меня так спокойно, как смотрят на первый зимний снег ранним утром. А потом замолчал. До этого он был очень хорошим, послушным мальчиком. У меня никогда не было с ним проблем. Он любил свою новую сестренку. И с новым отцом легко поладил. Интересно, какой он сейчас?… Через две недели после этого случая приехал его родной отец и забрал мальчика. Я точно знаю, что в тот момент и душа, и тело предали меня. Они как будто умерли. А на самом деле они просто спрятались.
ПОКУПАТЕЛЬ - Спасибо. Это первые произнесенные тобой живые слова.
АКТРИСА (кричит) - Да кто ты такой, чтоб делить мои слова на живые и неживые! Почему я должна верить, что в твоем теле живет душа моего ребенка, а не кого-то другого?!…
ПОКУПАТЕЛЬ - Потому, что я знаю про беличью шубку, в которой ты шла убивать меня.
АКТРИСА - Я не единственная женщина на этом свете, которая делала аборты. Таких женщин миллионы! И если верить тебе, души младенцев, убиенных в утробах, тоже в кого-то вселились.
ПОКУПАТЕЛЬ - Не всем душам так повезло, как мне. Большинство погибает, не найдя свободного для вселения тела. А те, кто находят, мучаются всю жизнь и мучают других. Разноутробные душа и тело, - это монстр! Знаешь, как мы себя называем? Мы - незаконнорожденные души. Нас не должно было быть. Но мы есть. Мы живем, как воры, в чужом теле. И никогда ни одну секунду не бываем в гармонии сами с собой. А вас мы просто ненавидим. Все великие преступники были незаконнорожденными душами. Калигула!… Нерон!…Александр Македонский!… Савонарола!… Надутый корсиканец в своей дурацкой треуголке! А Фрейд!… Его шизофренические идеи о либидо, о подсознательном сексуальном влечении мальчиков к матери! Только в разъятые с душой мозги могла прийти эта идиотская мысль! И не говори мне про Эдипов комплекс! Эдип тоже был из наших!
АКТРИСА - И во всем этом вселенском ужасе виновата я?
ПОКУПАТЕЛЬ - Ты виновата только передо мною. И немножко перед моим братом. Представляю, что творилось с его душой, когда он смотрел на безумства твоей плоти!
АКТРИСА - Что ты от меня хочешь? Признания, что я была неправа? Да, это была большая ошибка. Ни роль, ни режиссер, с которым я тогда работала, не стоили этой жертвы. Глупая молодая девчонка не знала, что мир устроен так сложно! Разве я могла подумать, что двухмесячный плод может слышать и чувствовать?! Может испытывать страх и боль! Что оставшиеся без тела души могу вселяться в другие тела!… Откуда мне, маленькой актрисульке, мечтавшей о большой карьере, было знать о Калигуле, Савонароле! Не расскажи ты все это
сейчас, так бы и померла дурой! Ты пришел меня просветить?
ПОКУПАТЕЛЬ - Я пришел познакомить тебя с собой. Принес цветы и шампанское, чтобы поздравить с двадцатипятилетием спасения души твоего сына.
АКТРИСА - Тебе повезло, ты вселился в красивое тело. В какой-то момент у меня даже появилась грешная мысль устроить под занавес большой скандал. Мысли рождаются и бегут мгновенно. Я представила себя Капитолийской Волчицей! Рема! Ромула! Увидеть успех. Ах, если б этот спектакль и вправду поставил Марк! А потом мысль побежала дальше. Дальше… Стала грешной. В один миг все позволила себе и от всего отказалась. Давай выпьем по бокалу шампанского, Не каждый день знакомишься с душой двадцатипятилетнего сына, живущего в чужом теле.
Актриса достает два бокала, Покупатель открывает и разливает шампанское. Пьют.
АКТРИСА - Ты знаешь, чего мне хочется больше всего? Умереть. Неважно, правду ты говоришь о переселении душ или нет. Это ничего не изменит в моей жизни. Но дальше я так жить не хочу. Не хочу высиживать страусиные яйца в Австралии. Не хочу ехать в Принстон. Хочу умереть. Умереть, чтобы не напаскудить еще больше.
ПОКУПАТЕЛЬ - Как хорошо ты сказала. Просто и хорошо. Жаль, что не все люди понимают, что паскудство хуже смерти… Наши желания совпадают, мама.
АКТРИСА - Не говори глупостей. Ты еще так молод, зачем тебе умирать?
ПОКУПАТЕЛЬ - Мама, ты не совсем поняла. Совпало твое желание умереть с моим желанием переселить твою душу в другое тело. Ты должна пережить все, что двадцать шесть лет назад пережил я. Прости, новое тело будет не таким роскошным, как твое, но жить в нем можно. Главное, я буду знать, что в этом теле живет твоя душа, а ты будешь знать, что я это знаю. Может, тогда нам будет легче понять друг друга.
АКТРИСА - Какой странный сон.. Нет, хватит. Хватит. Надо проснуться (подходит к Покупателю, трогает его лицо). Совершенно, как наяву. Сын… Как забавно!
Покупатель достает пистолет.
АКТРИСА - Понимаю. Значит я проснусь, когда он выстрелит в меня. Конечно, как же я сразу не догадалась! Он убьет меня, и я проснусь. Ну, что ты медлишь… Мне надоел этот сон… Стреляй наконец!
Покупатель держит пистолет в руках.
АКТРИСА - Аа!… Пистолет бутафорский. Вот неудача!
Покупатель сбрасывает одну пулю в ладонь, протягивает ей.
ПОКУПАТЕЛЬ - Это не сон. Пистолет, пули, все настоящее.
АКТРИСА (трясет патрон перед ухом) - Как славно шуршит порох… Он взорвется, пуля вылетит, и я мертва?
ПОКУПАТЕЛЬ - Да.
АКТРИСА - Все равно, не верю. Ты уже был антикваром, миллионером, продюсером! Незаконнорожденной
душой! Теперь ты играешь в убийцу. Зачем тебе меня убивать?
ПОКУПАТЕЛЬ - Послушный сын должен выполнить твое желание.
АКТРИСА - Я хотела умереть, а не быть убитой.
ПОКУПАТЕЛЬ - Не пытайся меня отговорить. Людей убивают и за меньшее. А ты натворила столько всякого!
АКТРИСА - Что я натворила такое, чего не делают все остальные? Ну, изменяла своим мужьям, врала. Дралась за место под солнцем. Кто сам без греха, пусть первый бросит в меня камень. Сделала аборт, и тот неудачно. Еще неизвестно, как бы у тебя сложилась жизнь, окажись ты в своем собственном теле! Оно ведь было бы не только от меня, но и от твоего папаши! Будь он хоть чуть-чуть получше, разве у меня поднялась бы на тебя рука? В том, что случилось, половина вины его. Не веришь? (Роется в ящике, достает письмо). Вот письмо от него. Читай. Пьяница, игрок, бабник, совсем потерял стыд! Вляпался в очередную историю и просит денег. Как я могла родить от такого…
ПОКУПАТЕЛЬ (пробегает глазами письмо) - Господи, чем я провинился, что ты наградил меня такими родителями!
АКТРИСА - Там, на конверте, адрес. Съезди к нему, познакомься. Твой папаша не меньше меня заработал пулю в лоб. Только будь осторожен, он мужик крутой.
ПОКУПАТЕЛЬ - У папы я уже был. Он оказался не таким крутым, но удивительно живучим. Первая пуля его сильно удивила. Вторая сделала больно. После третьей он спросил: - “За что?”
АКТРИСА - Врешь.
ПОКУПАТЕЛЬ (крутит перед ее лицом барабан) - Посмотри, здесь не хватает трех пуль. Папа умер у меня на руках.
Звонок в дверь.
АКТРИСА (не двигаясь с места) - … Можно открыть?
ПОКУПАТЕЛЬ - Я сам.
Выходит и возвращается с подругой. Садится в кресло, прикрыв пистолет полой пиджака.
ПОДРУГА - Ну, ты меня достала, подруга! Тысячу долларов за кресло - это безумие! Наверно я сошла с ума. Тебе не стыдно грабить друзей! (Покупателю). Освободите кресло!
АКТРИСА - Сиди. Я не отдам кресло за тысячу.
ПОДРУГА - Почему?!
АКТРИСА - Кресло обидится.
ПОКУПАТЕЛЬ - Она права. У настоящих антикварных вещей жуткий характер. Дадите не ту цену - развалятся под вами, да еще покалечат.
ПОДРУГА - Что за ерунда! Кто задурил тебе голову. Другой цены на это кресло нет и быть не может.
АКТРИСА - Только Господь знает, какая цена может быть, а какая нет. Полторы тысячи, и ни копейки меньше! Я не могу по дешевке отдать кресло, которое мне столько лет верно служило. Кресло обидится.
ПОДРУГА - Понятно, кресло перестанет на тебя обижаться, если я добавлю пятьсот долларов? На мои обиды тебе наплевать?
АКТРИСА - Какие обиды! Ты получишь мою любимую вещь.
ПОДРУГА - Хорошо, я пришлю эти пятьсот долларов завтра или послезавтра. Думаешь, так легко сразу найти в этом городе полторы тысячи баксов! Я их найду. Но ты должна знать, подруга, что это грабеж.
АКТРИСА - Завтра или послезавтра меня может не быть здесь.
ПОДРУГА - Но ты же вернешься. Отдам, когда вернешься.
АКТРИСА - Я могу умереть.
ПОДРУГА - Не говори ерунды! Ты у нас живучая и очень везучая (смеется). Если умрешь, отдам долг наследникам, честное слово.
АКТРИСА - Моим наследникам эти деньги не нужны. Они нужны мне. Сегодня. Завтра, скорее всего, я буду лежать здесь, на полу, в луже крови. Ты что, не видишь, что на меня нацелен пистолет!
ПОКУПАТЕЛЬ (подняв полу пиджака, показывает пистолет) - Она права.
ПОДРУГА - О, у тебя новый убийца? И такой молоденький. Как он в постели?
АКТРИСА - Никак.
ПОДРУГА - Голубенький, что ли?
АКТРИСА - Нет. Это мой сын. Мой ангел. Ангел смерти.
ПОДРУГА - Сын пришел убить маму?
ПОКУПАТЕЛЬ - Что вас удивляет? Никогда не слыхали о сыновьях, которые убивают своих мам, и о мамах, убивающих сыновей?
ПОДРУГА - Очень миленький сыночек!… Где ты его прятала?… Теперь понятно, почему так подорожало кресло. Молодые ангелочки-убийцы - очень дорогое удовольствие. Убей, убей жадную мамочку. (Шепотом). Но деньги всегда бери вперед. (Актрисе). Говорят, ты решила уйти из театра, это правда?
АКТРИСА - Ты нам мешаешь. Иди, ищи деньги.
ПОДРУГА - Да плюнь ты на этого крошку Цахеса! Сколько таких “гениев” ты съела? И этого съешь.
АКТРИСА - Мне надоело есть говно.
ПОДРУГА - Вместе съедим! Ты только начни. Мужик совсем разошелся. Полтруппы разогнать собрался. Все твои спектакли снял. Говорит, играть некому.
АКТРИСА - Тут он прав. Это были мои спектакли. Их режиссеры на меня ставили. На то, как я дышу, как я хожу, как думаю. На мое лицо, на мой голос. И зритель на меня шел. Без меня эти спектакли рухнут. Просто ввести на роль другую - не выйдет. Потому, что она другая. Если найдется актриса на эту роль, то спектакль надо ставить заново, на нее. У меня не было случайных ролей. И войти случайно в мой спектакль нельзя!
ПОДРУГА – Может, ты и права. Гори оно все огнем. Жизнь одна. И прожить ее надо без боли, без мучений. Да что я тебя - то учу! Ты, небось, все решила. Ты женщина умная, не то, что я, дура. Кресло до вечера никому не отдавай. Обижусь.
АКТРИСА - До вечера дожить надо.
Подруга уходит и сразу же возвращается.
ПОДРУГА - С тобой все в порядке? Может, в милицию позвонить?
АКТРИСА - Позвони в бюро ритуальных услуг и закажи мне похороны по высшему разряду.
ПОДРУГА - Ну и юмор у тебя, подруга! (Уходит).
ПОКУПАТЕЛЬ - Ты молодец. Отец мне понравился гораздо меньше. Жаль, что мы с тобой в жизни
разошлись. Я бы гордился такой мамой, как ты.
АКТРИСА - Ты правда убил его?
ПОКУПАТЕЛЬ - Да.
АКТРИСА - Как ты его разыскал?
ПОКУПАТЕЛЬ - Так же, как тебя. Незаконнорожденные души знают про эту жизнь гораздо больше, чем вы, обыкновенные люди. Как ты могла лечь в постель с таким чудовищем?
АКТРИСА - Чудовища бывают удивительно привлекательные. Они так волнуют неопытные женские души. Помнишь сказку про “Аленький цветочек”? К сожалению, мое чудовище не стало принцем. Он кричал, плакал, молил о пощаде? Представляю его лицо, когда он узнал, что ты наш сын! Что он сказал?
ПОКУПАТЕЛЬ - Он сказал: Вот сука! Говорила, что сделала аборт, а сама родила.
АКТРИСА - Он что-нибудь еще сказал?
ПОКУПАТЕЛЬ - Не успел. Я пристрелил его. Мне неприятно было слушать гадости про маму!
АКТРИСА - Он очень постарел? А волосы такие же густые и рыжие?
ПОКУПАТЕЛЬ - Да, рыжие. И немного проседь на висках.
АКТРИСА - Говорят, у рыжих очень сильный ген, а ты получился брюнетом.
ПОКУПАТЕЛЬ - Во мне нет ваших генов, только душа. А душа не имеет ни цвета, ни запаха, ни вкуса. Рыжим я бы получился, если б родила меня ты. Во мне только часть ваших душ.
АКТРИСА - И все же мне жаль, что ты его пристукнул. Надо было привести его сюда. Мы могли славно посидеть, вместе отметить твой день рождения, вспомнить прошлое. Бедный мой рыжик! Я обожала запускать пальцы в его густые кудряшки! Давай выпьем (наполняет бокалы). С днем рождения, сынок.
ПОКУПАТЕЛЬ - С именинником тебя, мама (чокаются, пьют).
ПОКУПАТЕЛЬ - Почему ты не попросила подругу вызвать милицию? Неужели совсем не боишься смерти.
АКТРИСА - Такая мысль была. Но как представила, что они ворвутся сюда, начнут избивать тебя. Ты же знаешь этих зверей! Они могут и убить. Им это ничего не стоит. А рядом нет подходящего тела, в которое могла бы еще раз переселиться твоя душа. Нет… Пережить смерть сына второй раз - увольте! Лучше умереть самой… У меня есть право на последнее желание?
ПОКУПАТЕЛЬ - Да.
АКТРИСА - Не волнуйся. Это не займет много времени. Всего несколько минут.
Актриса выходит в соседнюю комнату. Покупатель запускает маятник метронома. Раздается телефонный звонок.
ПОКУПАТЕЛЬ (снимает трубку, слушает) - … А теперь плачь… Смех у тебя получается лучше. Хватит,больше не звони.
Входит актриса. Покупатель вешает трубку. Актриса в коротком красном платьице, в приспущенных носках, с виолончелью в руках. Одна оборванная струна висит.
АКТРИСА - Опять струна оборвалась, а запасной нет.
Актриса подходит к граммофону, ставит пластинку. Потом садится на стул. Крутит колки, как бы настраивая инструмент. Из граммофонной трубы несется шипение старой пластинки. Широким взмахом Актриса поднимает смычок.
АКТРИСА - Масне. “Элегия”.

КОНЕЦ ПЕРВОГО АКТА


Категория: ДРАМАТУРГИЯ | Добавил: Almanax (16.10.2009)
Просмотров: 696 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск

Друзья сайта


Copyright MyCorp © 2018Сайт управляется системой uCoz