Среда, 12.12.2018, 08:18

Приветствую Вас Гость | RSS
На холмах Грузии
 Литературный альманах

ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
СОДЕРЖАНИЕ №8 [1]
СЛОВО РЕДАКТОРА [1]
ПОЭЗИЯ [6]
ПРОЗА [13]
ДРАМАТУРГИЯ [4]
ЭССЕ [1]
МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ [1]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » АЛЬМАНАХ №8 » ЭССЕ

МАРИНА НОВИКОВА
НЕМЫЕ СВИДЕТЕЛИ ПРОШЛОГО

Немало ярких страниц истории запечатлено в названиях улиц, проспектов,набережных, площадей и мостов Тбилиси. Эти названия сохраняют память о выдающихся людях и событиях.Каждая улица имеет свою историю, свою судьбу, как бы соединяя жизнь и судьбу того, чьим именем она названа...

Я люблю улицу моего детства в самом центре нашей столицы. Она такая маленькая, что мы вседевочки и мальчики разных национальностей – не только знали друг друга, но очень дружили и дорожили нашим маленьким землячеством. Улица такая узенькая, что мы часто устраивали соревнования - кто перепрыгнет с одной стороны на другую. Рекордсмены были в каждом дворе. В далеком прошлом эта улица называлась «Грязная».
26 мая 1829 года... Вечером, в день своего тридцатилетия Александр Сергеевич Пушкин прибыл в Тифлис и остановился в гостинице.
Военно-грузинская дорога, минуя речку Веру, входила в черту города Тифлиса. Здесь помещались Каменная гауптвахта и шлагбаум, где у въезжавшего в город отбирали подорожную. Эта часть города называлась Гаретубани и до большой Эриванской площади она только застраивалась. Эриванская площадь была вся застроена красивыми новыми домами. Дальше от Эриванской площади впечатление сменялось. Начиналась старая азиатская часть города со всеми ее особенностями.
Гостиница, где остановился Пушкин, находилась на стыке двух улиц - нынешней Пушкинской и Грязной. Это было единственное место в Тифлисе, где можно было приезжему остановиться на ночлег и пообедать.
Содержал эту гостиницу француз Поль Матасси, гренадер французской армии, попавший в плен в 1812 году. Он приехал в Грузию с одним генералом как повар и открыл в Тифлисе настоящее новшество.
Тифлис встретил Пушкина восторженно. В честь поэта был устроен настоящий праздник в одном из живописных загородных садов. Сад украсили разноцветными фонарями, а в середине возвышался вензель с именем Пушкина. Музыканты, песенники, танцовщицы, баядерки, трубадуры представляли многие народы, проживавшие в ту пору в Грузии. Музыка, песни, звон бокалов - все смешалось и все ликовало. Кресло, на котором сидел поэт, подняли на плечах, поставили на возвышение, украшенное цветами, и всякий из присутствовавших подходил к нему с бокалом и выражал виновнику торжества свои чувства, свою радость и восторг. Еще бы!.. Видеть живого Пушкина!
Уезжая из Тифлиса, Пушкин с грустью говорил: «Очаровательный край! Сколько я почерпнул истинной поэзии, сколько испытал разных впечатлений! Прощай, волшебный край!»
...Прошло почти 100 лет. В 1925 году улица Грязная была переименована в улицу Андрея Желябова - члена партии «Народная воля», вписавшей в исто рию России страницы революционного движения и террора.
26 мая 1879 года исполнительный комитет «Народной воли»вынес смертный приговор Александру II. Андрей Желябов взялся привести приговор в исполнение. Среди его соратников был некий Иван Окладский.
Желябов поселился в А лександровске Екатерининской губернии, где под видом купца приобрел дом и купил лошадей. Яков Тихонов жил у него под видом кучера. Желябов собственными руками сверлил насыпь, чтобы заложить мину. Окладский и Тихонов охраняли его во время работы. Несколько раз приходилось отвозить мину обратно в город, так как за ночь не удавалось выбрать удобного момента. Часто помехой были сильные дожди, провода портились, изоляция выходила из строя. Было получено известие, что царский поезд проедет через Александровск 16 ноября 1879 года. Когда все было подготовлено и сомкнули провода, взрыва не последовало. Оказалось, что провода были случайно перерублены лопатой путевого сторожа. Взрыв императорского поезда, подготовленный под Москвой, также не удался. Покушение было раскрыто. Начались аресты.
Пятеро обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение. Живым остался только И.Окладский. С удивительной стремительностью он превратился в штатного провокатора охранки и уже через несколько дней выполнял свои первые задания.
1 марта 1881 года террористический акт в отношении Александра II был осуществлен. Его подготовила группа народовольцев, руководимая Андреем Желябовым. Но получилось так, что Окладский опознал народовольца Михаила Тригони и выдал охранке конспиративную квартиру «Народной воли» в Петербурге. Андрей Желябов, часто встречавшийся с М.Тригони на этой квартире, был также опознан Окладским при негласном предъявлении через глазок за два дня до убийства царя.
Узнав уже в тюрьме, что приговор «Народной воли» приведен в исполнение М.Рысаковым, Желябов 2 марта подал письменное заявление прокурору, в котором писал: «Если Рысакова намерены казнить, было бы вопиющей несправедливостью сохранить жизнь мне, многократно покушавшемуся на жизнь Александра II...Я требую приобщить меня к делу «1 марта» и, если нужно,сделаю уличающие меня заявления».3 апреля 1881 года в Петербурге, на Семеновском плацу были казнены Желябов, Перовская, Кибальчич, Михайлов и Рысаков.
В октябре 1882 года в предательской деятельности Ивана Окладского начался новый этап: его отправили на Кавказ, в Тифлис. Он поселился на улице Грязной, служил агентом при жандармском управлении. Прожил в Тифлисе 8 лет под фамилией Александров. Начальник тифлисского жандармского управления Пекарский души не чаял в своем агенте, который выдал немало революционеров. Проходили годы, чины следовали за наградами, Окладскому «по высочайшему повелению» было присвоено звание «потомственного почетного гражданина», нажитое на муках и крови преданных им сотен людей, повешенных и расстрелянных, замученных в казематах, на каторге и на этапах.
Из Тифлиса его перевели в Петербург под фамилией Петров.
Дело Окладского слушалось в Москве, в Колонном зале Дома Союзов в январе 1925 года Верховным судом. Принимая во внимание преклонный возраст Окладского, суд заменил ему высшую меру наказания десятью годами лишения свободы. Он умер в тюрьме.

Весной 1989 года улица Андрея Желябова была переименована. Только люди, владеющие грузинским алфавитом, могли прочитать новое название: улица Александра Дюма.
А.Дюма провел на Кавказе 3 месяца - в результате появился его «Кавказ». Эта была первая книга, обстоятельно познакомившая западного читателя с историей, географией, бытом и нравами кавказских народов. А свое впечатление о моем родном городе писатель выразил так: «Тифлис - обширный амфитеатр, возвышающийся по обоим берегам своей реки».
Встретил Дюма французский консул в Тифлисе-Фино. На вопрос писателя: «Какого вы мнения о грузинах?» - консул ответил: «Этот народ без недостатков, со всеми добрыми качествами».
Александр Дюма писал: «Сомневаюсь, чтобы в Париже знали, что такое обед в Тифлисе. Грузинский обед - такое угощение, где даже ничем не выдающийся любитель выпить опустошает пять или шесть бутылок вина... Бог наделил грузин кахетинским вином, которое не ударяет в голову».
Писатель отметил, что его приятно поразило в Тифлисе то, что какую бы эксцентричную одежду он не надел, никто не обращал на это внимание. «Тифлис - средоточие всех народов - грузинских, мингрельских, турецких, русских, калмыцких, кабардинских, египетских, персидских, арабских, китайских, французских, греческих, английских, германских. У каждого свой тип, свой костюм, свое оружие, свой характер и свой головной убор...».
Александр Дюма встретил в Тифлисе новый 1859 год в доме князя А.Барятинского. Было накрыто около 60 столов. Залы ярко освещены. Грузинские красавицы в национальных костюмах с длинными, шитыми золотом вуалями, мужчины с блестящим оружием за поясами. За несколько минут до полуночи слуги вошли с бокалами на подносах. Золотистое кахетинское вино сверкало в них. Пить иностранное вино, даже французское, по случаю Нового года считалось непозволительным. Все желали друг другу счастья.
После Крещения Александр Дюма прощался с Грузией: «Я сел в экипаж... Настала минута расставания. Фино плакал, не обращая внимания на свое консульское достоинство. Милый Тифлис! Мне так хорошо в нем работалось!..».

...Как жаль, что улицы и дома не умеют говорить... Эти немые свидетели прошлого - они могли бы поведать нам столько интересного!..

Категория: ЭССЕ | Добавил: Vasil54 (23.10.2009)
Просмотров: 446 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Поиск

Друзья сайта


Copyright MyCorp © 2018Сайт управляется системой uCoz